fbpx

Our Promotion

×
Back to School! (03 Sep 2019)

Have a wonderful experience this year!

× Teachers Training Experience

Тем, кто ещё боится постучаться в эту дверь...

More
05 Nov 2019 23:19 #35075 by Губочкина Елена
11. МОЁ «ПОЗОРНОЕ» ДЕРЕВЕНСКОЕ ДЕТСТВО.
Небольшое отступление, ностальгирую немного. Хотя всё об этом же, о выборе профессии, о раннем самоопределении
Никогда в детстве не слышала никаких разговоров от взрослых и от родителей о разнице людей города и деревни, провинциальных и больших городов. О том, что люди одной национальности лучше или хуже другой, о ненависти и нетерпимости одних людей к другим, о превосходстве одних над другими. О том, что у людей бывают подобные комплексы и предрассудки узнала уже гораздо позже, лет в 17-18, когда приехала учиться в город от, собственно говоря, самих горожан.

Без сомнения, есть свои плюсы и минусы для воспитания детей и становления подростков и там, и здесь. Но сейчас, взвешивая все «за» и «против» с точки зрения взрослого человека и матери, считаю, что возможностей для самореализации, самоопределения и самовыражения у меня в деревне было гораздо больше, чем у моих детей в городе.

На самом деле, я очень горжусь своим деревенским детством, естественностью среды, в которой выросла и качеством полученного образования.

ПРОФЕССИЯ… - ЭТО ДАНО СВЫШЕ? НЕЕТ!!!!

Не нужно думать, что «педагог» или ещё либо какая-либо другая профессия – это предначертание, предназначение. Это не озарение в 9 лет, которое «вдруг откуда ни возьмись» «торкнуло» мне в голову после концерта музыкальной школы, после 1-го урока фортепиано. Нет, дело было совсем не так. Просто поиски начались гораздо раньше. Находит тот, и «торкает» того, кто ищет!

КОНЕЦ 1-ГО КЛАССА, ПОИСКИ СЕБЯ
Дело было так: придя однажды из школы я обнаружила в комнате старшего брата новый костюм, новые вещи, обувь, купленные ему на выпускной (он заканчивал 9-ый класс) и на следующий год учёбы в 10 классе в п.Нема. Дома был один папа.
Как гром среди ясного неба меня в 6,5 лет вдруг осенила мысль: «Как так? Кому то всё, а кому-то ничего! Кого-то одевают как жениха, а мне? А меня? Это потому что я – маленькая? И что?
Когда я начала высказывать это папе… - он взорвался от смеха, держался за живот и каким-то то квакающим, то кукарекающим смехом смотрел на мои слёзы в глазах и смеялся ещё больше, никак не мог остановиться, только что не катался по полу от хохота!
Я, значит, им и «макунька», и «Ленчик-Птенчик» и… я что, домашний любимый питомец какой-то? Приходя домой уставший с работы, папа всегда укладывался со мной спать, нюхал меня и говорил, что я пахну молочком, а потом засыпал тут же, быстрее меня и громко храпел. Мама, в постоянных бегах между кухней, огородом, работой, баней, верандой, холодильником, плитой, стиральной машиной останавливалась иногда, «повисала» на мне, утыкалась закрытым глазом в мой (прохладный?) нос и говорила «сейчас, постою немножечко, Алёнушка, голова пройдёт чуть-чуть и дальше побегу». Сестра никогда меня не обижала и всегда первая шла на примирение: «Ленчик, давай обнимемся как две сестрички крепко-крепко!», а брат… кричал мне из соседней комнаты «Птенеееец, иди сюда! Смотри, я что-то тебе покажу! Ты знала, что я – волшебник? И с важным загадочным видом показывал мне фосфорный фонарик-парашютик под одеялом, произнося магические заклинания. А потом играл в бой подушками, щекотал меня и мял как котёнка. Даже бабушка, когда никого не было дома, залазила ко мне в маленькую кроватку спать, пока никто не видит, ведь внучка же ооочень просила спеть песенку, чтобы заснуть в тихий час. Я какой-то антистресс для всех, на которого тратиться не надо, который вырастет как-то сам по себе, доносит чьи-то вещи и доиграет в чьи-то старые игрушки! И что, что самая маленькая, сейчас со мной и считаться не нужно?

Я истерила, плакала навзрыд, вздрагивая от каждого всхлипа плечами и обрывочными фразами предъявляла свои претензии на семейные материальные блага, зло смотрела на улыбающегося отца. Обводя придирчивым взглядом свои игрушки, вещи…ничегоооо!!! Ничегошеньки (мне казалось) не могла найти своего и купленного для меня, всё, что было – либо осталось от сестры, либо кем-то отдано или подарено.
Папа всё смеялся, потом обнимал, вытирал слёзки с красных глазок и успокаивал, что как только наши старшие выучатся, получат профессию, будут работать и сами себя обеспечивать – всё будет для «нашей макуньки». Я подрасту и будут учить меня и одевать меня, а старшие будут, может, ещё и нам помогать)))) (Буквально через год ситуация в корне изменилась. Лихие 90-е… Представить себе подобную ситуацию было просто невозможно как минимум ещё 10 лет вплоть до 2000-х тысячных).
Мда… я успокоилась, но решила не ждать, а действовать. Нужно срочно искать работу!
А что? Почему бы и нет? Я ведь уже заканчиваю первый класс, у меня кругом пятёрки! Такого специалиста с руками и ногами везде возьмут! Буду учиться зарабатывать деньги сама, помогу папе с мамой купить мне одежду и игрушки пораньше, чем брат с сестрой закончат учёбу и «будут себя обеспечивать».

КОНТОРА КОЛХОЗА «РОДИНА»
или день открытых дверей каждый день

Откуда же начать? С маминой работы, конечно! Конец мая, после уроков я пошла прямиком в контору на работу к маме, главному зоотехнику колхоза «Родина» тогда. Кабинет был на 2-м этаже, поднимаясь по ступенькам на 2-ой этаж я преисполнилась гордости за маму. Почему-то 2-ой этаж в сознании 1-классницы придавал статустности маминому кабинету (наверное, потому что в школе на 2-м этаже у нас учились старшеклассники). Нахожу вывеску на двери «ЗООТЕХНИКИ». Конец рабочего дня, мама уже собиралась домой. Все тётеньки в её кабинете мне приветливо улыбались, дали конфетку с пряником, интересовались учёбой, сказали «МОЛОДЕЦ!»))) И я подумала: раз маму мою взяли сюда работать, значит и меня, точно возьмут! Такие хорошие люди живут в этой конторе! Надо как-нибудь ещё раз сюда заглянуть.

Заглянула сразу, на следующий день! Первый день каникул, утром, я снова пошла к маме на работу. Но, к большому удивлению, там её не обнаружила и потом тоже… (С бумагами мама работала ночью, когда все спали, а в конторе бывала редко, к вечеру, видимо). Странно… где же работает мама???? Я очень смутно представляла: кто такой – главный зоотехник и чем он занимается)))

Ну что ж, не беда, тут столько много дверей с интересными названиями «БУХГАЛТЕРИЯ» «СЕКРЕТАРЬ» «ПРЕДСЕДАТЕЛЬ» «АГРОНОМЫ»… Заходи в любую, выбирай и стучи! И универсальный вопрос-ключик для входа во все двери был готов: «Здравствуйте! А мамы моей здесь нет?».

ДВЕРЬ №1 - АГРОНОМЫ
Агрономы (тётя Тамара Ожегова и молоденькая Марина Киликеева – надо же вспомнила даже фамилию!) пустили. Стала спрашивать у них, кто такие агрономы и… «возьмите меня к себе, я тоже, представляете, хочу стать агрономом!» Тогда меня посадили за стол, дали калькулятор, тетрадку в клеточку, и журнал «Сельское хозяйство». Три дня я туда к ним ходила, на работу не опаздывала, на калькуляторе что-то считала, в тетрадь записывала и журнал читала, честно пытаясь там хоть что-нибудь понять. В четверг дверь у них была закрыта и висела записка «уехали в поле».
Ну что же, идём в следующую дверь…Агрономы пустили, значит, и другие пустят. (Как «Лисичка со скалочкой»!!! Только я с сумочкой через плечо была)))

ДВЕРЬ №2 «СЕКРЕТАРЬ»
Секретарём была молодая девушка, тётя Таня Бердникова. У неё была печатная машинка!!! Я у неё чуть ли не на коленях сидела, когда она учила меня управляться с этим неведомым агрегатом: вставлять бумагу, копирку, заправлять ленту, печатать и нажимать «взжиннннь» железной штучкой в конце каждой строки. Я поняла, что секретарь – очень важное лицо, потому что у него в кабинете была ещё одна дверь с надписью «ПРЕДСЕДАТЕЛЬ» - самого главного здесь, это я точно знаю. К председателю (папе одноклассника) всё время кто-то заходил, с бумагами и без, он был очень занят, поэтому я не решилась зайти к нему со своим универсальным вопросом «А маму здесь вы мою не видели?». Не решилась даже спросить у секретаря «можно ли мне к главному?».
Тётя Таня снабдила меня бумагой-черновиками, пустыми бланками (чтобы роспись тренировалась ставить в важных бумагах) и отправила домой. Дома я сделала свою печатную машинку из папиной гармошки и тренировалась уже в привычной обстановке. С работой секретаря мне было всё ясно, а в скором времени… в контору меня потянуло снова…

ДВЕРЬ №3 «БУХГАЛТЕРИЯ»
Я долго не решалась войти. За дверью слышался хохот, какой-то очень живой интересный разговор. Но… собралась с духом и постучалась. В «Бухгалтерии» сидели ухоженные красивые женщины с золотыми кольцами на пальцах и серёжками в ушах. У каждой были на столе счёты, калькулятор, горы бумаг и толстых книг. Но у них был, видимо, тут свой особый междусобойчик, потому что сразу как я зашла, они замолчали, посмотрели на меня как на засланца-шпиона, и в выразительных взглядах этих 3-х женщин ясно читалось одно и то же: «шла бы ты отсюда, девочка!».
С 1-ой минуты стало ясно: на колени здесь меня не посадят и деньги считать не дадут: ни на калькуляторе – никак! Но…не будем расстраиваться, и такое бывает… Может здесь не очень любят мою маму. Связи тут не прокатили…

СПУСКАЕМСЯ НА 1-ЫЙ ЭТАЖ.
На 1-м этаже было много суеты. Но я всё изучила, прочитала, что там есть (грамотная же стала, 1-ый класс закончила!!!) «ИНЖЕНЕРЫ», «ОТДЕЛ КАДРОВ», «СБЕРКАССА». Двери здесь были не такие чистые, какие-то расшатанные, отворяющиеся, как-будто в обе стороны. То и дело забегали дяди и не в костюмах, а в рабочей одежде, хлопали дверями, курили, громко разговаривали эмоциональными незнакомыми мне словами (ругались, наверное) махали руками…
Тогда, девочкой, я и подумать не могла, что двигают всю работу в колхозе именно эти мужики, а не важные тёти из бухгалтерии. Себя я там почувствовала как-то неуютно, как собачка, которая иногда с кем-нибудь заходила в коридор, мешалась под ногами, ну и… я «сделала ноги» поскорее от этой бесконечной «движухи», где меня никто не замечал.
По пути домой попалась…

КОЛХОЗНАЯ СТОЛОВАЯ
У столовой стоял автобус, готовый ехать в поле, чтобы развести обед рабочим. Тут я увидела Людку, девочку на 3 года старше меня, её мама работала (главным поваром?) в столовой, а Люда ей помогала, видимо. Она позвала меня – я не долго думая, поехала! На поле мне доверили разносить только второе. Нас тоже покормили – это было хорошо)))
Вот здесь я и увидела, кто есть «шурупчики» и «моторчики» в этом хозяйстве. Загоревшие, усталые, в пыльной одежде, с большими жилистыми руками мужики ели, а потом курили, чуть-чуть лежали-отдыхали и шутили, и громко смеялись.

С профессией повара я как-то сразу «завязала», ну потому что там в ученицах уже ходила Люда, а во-вторых, к плите и к ножам меня всё равно не пустят, да и сама не хотела – опасно же.

Дома с родными попыталась играть в СБЕРКАССУ. Печать сделала, в баночках из-под диафильмов храниться должны были деньги, как в сейфе. Нарисовала лотерейные билеты. Банк назвала «ВЕЧЕРНИЙ ЗАКАТ». Почему-то деньги на хранение мне никто не принёс, сколько ни звала((( и лотерейные билеты никто брать не захотел((( Не поняла я, короче, как работает сберкасса и откуда там деньги берутся!
Ну не знаю… а может, с названием банка было что-то не то?
Attachments:

Please Log in or Create an account to join the conversation.

More
05 Nov 2019 23:25 - 05 Nov 2019 23:29 #35076 by Губочкина Елена
12. ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОИСКОВ СВОЕГО ПРИЗВАНИЯ ИЛИ О ДЕТСКОЙ ЖЕСТОКОСТИ ИЗ ЛИЧНОГО ОПЫТА

«ПОМОЩНИЦА» ПОЧТАЛЬОНА
Следующим пунктом была почта. На почте работала одноклассница брата, подружка сестры – Светка Котельникова - заводила и выдумщица, законодательница мод. Она для всех была именно «Светка Котельникова» - своя для всех. Благодаря ей, в нашем доме были организованы репетиции кукольного театра (зелёная ширма через всю гостиную, перчаточные куклы в большом коричневом чемодане), репетиции сказок для показа в детском саду, шитьё костюмов, фотостудия, подготовка к проводам русской зимы, кафе, журналы, анкеты друзей, новогодние уголки, сорванные афиши индийских фильмов на стене… Её обожали все дети в детском саду, на ней висли все младшие сёстры её подруг… Весь этот творческий фантазийный, никогда не прекращающийся поток, скрепляющий девчонок 7-9 классов, шёл от неё, от Светки! После несчастья в её семье, она стала работать на почте. Я и на почту-то пришла именно к ней, как к своей. Ну раз её, ученицу, устроили на работу и платят деньги, может и мне дадут?
Мне понравилось сгибать и сортировать по адресам новенькие, свежие газеты и журналы, письма… это было похоже на подготовку сюрпризов, подарков… Я сейчас такие же ощущения испытываю, когда раскладываю сертификаты и подарки-бабочки, пришедшие от Елены Владимировны Хайнер из Хьюстона, своим ученикам к классным концертам. Но! Всё это я передаю напрямую в руки тем, кому они адресованы – в этом разительная разница от профессии почтальона. Т.е. не только предвкушение от того, что этот сюрприз кто-то получит, но и, собственно говоря, разделение с этим человеком его настоящих эмоций при получении этих подарков.

Разносила почту бабушка Лида. Сначала я с энтузиазмом вызвалась ей помочь разнести почту на наши 5 соседних домов… Но, испытав, незабываемый экстрим, при знакомстве с собаками хозяев… дорогу на почту забыла тут же! Такую опасную работу нужно было чем-то, видимо, бОльшим стимулировать, нежели «вот спасибо, молодец!».

БОЛЬНИЦА или ХОРОШО, ЧТО Я НЕ ВРАЧ)))

С больницей и с тётей Шурой меня связывали давние крепкие и доверительные взаимоотношения. Я была там частая гостья, с самого рождения: 2 раза воспаление лёгких, бесконечные бронхиты, и т.д. и т.п. Поэтому попробовать себя в роли доктора было для меня очень естественным решением. Здесь был личный интерес и личные счёты, а не возможность заработать.

Говорят, что дети болеют неспроста. Так и есть! В больнице был индивидуальный подход, которого не было в детском саду. Там спрашивают: «Как дела?» и «Что беспокоит»? Где больно, а где нет. Заглядывают в глаза и в рот (горло). А стоит сказать «А-А» и постараться открыть рот пошире, подышать носом, когда тебя слушают докторской «слушалкой», так ты сразу уже и УМНИЦА, и ХОРОШАЯ ДЕВОЧКА! А если ты ещё и вытерпела укол, так ты просто сразу, автоматом - ГЕРОЙ ДНЯ!

Самым привлекательным трофеем, который можно было выпросить в больнице, были… ШПРИЦЫ! Процедурный кабинет был просто какой-то тайной комнатой пыток, после прохождения которых, больной должен был выздоравливать. Это оправдывало всю причиняемую боль и страх, которую внушал этот кабинет. Мы заходили туда вдвоём с тётей Шурой, мама оставалась снаружи и смиренно ждала, передав меня из рук в руки как «овцу на заклане». Всё, что было дальше - я должна была выдержать и пройти сама и желательно «без соплей».

УКОЛ НА «МЕДИЦИНСКОЙ КУХНЕ»

Начало, вступление:
Тётя Шура мыла руки под умывальником, вытирала их белым полотенцем, не принуждённо и весело мне ЧТО-ТО говоря при этом. Я тоже ЧТО-ТО НА-ПРЯ-ЖЕН-НО отвечала, одновременно пристально следя за каждым её движением.

Там, за шторкой кипятились шприцы в металлической квадратной медицинской «кастрюльке», она (моя улыбчивая мучительница) исчезала за шторкой, а потом появлялась оттуда с «кастрюлькой» шприцов, всё с той же неизменной улыбкой на лице! В маленькой стеклянной круглой тарелочке лежали замоченные в спирте ватки, с характерным запахом, бьющим непосредственно сразу в нос…

Развитие:
На чистом гладком столе, который вовсе не для еды, хотя очень похож, раскладывались на влажной тряпке прокипячённые шприцы. Точно такой же обман – кушетка, с белой мягонькой подушечкой, но совсем не для того, чтобы спать на ней! Банки для спины, прикрытые белой пелёнкой стояли ещё на одном столе. Запах эфира, огня… Зразу приходят строчки из сказки про Алёнушку и братца Иванушку (а я 2 в одном) - "..Костры горят высокие, котлы кипят чугунные, ножи точат булатные, хотят меня зарезати.."
За дверцей в шкафу-серванте картонные упаковки с ампулами, по которым нужно было зачем-то стучать пальцами, загнутыми как для «шалбана» перед тем, как сломать им «шейки». Вместе с ватками в спирте лежали железные квадратные пилки для разрезания и ломания этих «шеек» или «носиков» - первый предвестник насилия и предстоящей боли...
Кульминация
Последний сигнал к кульминации всей процедуры… фонтанчик вверх, капельки лекарства, стекающие по игле… И дальше… я уже ничего не видела, далее импровизационный, каждый раз непредсказуемый момент, который можно только чувствовать и которого уже было невозможно избежать – процесс уже запущен. Лицо в мягкой подушке, «кроватка», то биш кушетка (кругом подстава!), должна была расслабить пациента, наверное, хотя бы на время, растирание ваткой места для экзекуции и…невозможность предугадать куда же??? Куда? Сегодня целится тётя Шурааа-а-а-аааааааааа… !!!........................................................

Кода:
Последняя быстрая, но очень противная боль – доставание иглы, и как спасение – холодная ватка на болевую точку. Уф! Можно выдохнуть… Быстро одеться и бегом к довольной, спокойной, ожидающей меня в коридоре маме! И мы – свободны и счастливы!

Я помню это слишком хорошо, ещё бы! Бывало по 9 уколов в день, по 2-3 укола за раз, когда лежала в Немской больнице.

Но сейчас, после 1-го класса, всё это было позади, сейчас я взрослая, и, идя в «родную» больницу, у меня была очень благая, высокая цель: я хотела теперь ТАК ЖЕ, КАК КОГДА-ТО МЕНЯ, ЛЕЧИТЬ ВСЕХ… СВОИХ КУКОЛ!!! (для начала). И не какими-то там игрушечными шприцами, а настоящими, с иголками! Чтобы всё взаправду было! Чтобы и уколы были настоящие, а не «экзерсисы в воздухе». А я, с важным видом спасителя-спасателя, знающего своё дело, буду улыбаться и приговаривать при этом: «Нет-нет, Жанна, не больно, нискооолечко!!! Сейчас комарик тебя укусит и всё! Терпи казак – атаманом будешь!».
ГЛАВНОЕ! ЧТОБЫ ВСЕ-ВСЕ БЫЛИ ЗДОРОВЫ!!!

Чтобы получить доступ ко всему медицинскому инструментарию, я пришла туда «работать и помогать тёте Шуре» как бы. Это был хитрый ход. Просто так, думаю, она бы мне ничего не дала))) Только как коллеге –доверенному лицу можно было подмазаться и добраться до… ТАЙНОЙ КОМНАТЫ.

Тётя Шура меня не «отшила» (спасибо, ей!). Она посадила меня за стол напротив. Медсестры у неё не было, видимо с кадрами была временная напряжёнка, поэтому это погружение в медицинскую среду для меня стало возможным.

На работу нужно было ходить к 8-ми (я приходила даже раньше), поэтому всех домашних пришлось поставить в известность, что я устроилась на работу в больницу и теперь очень «занятая чикса», и… не задерживайте меня, я не могу опаздывать, меня ждут! Зелёная сумочка через плечо, тетрадь в клеточку, ручка и линейка – и я готова к труду и обороне!

Сидела я тихо и не вмешивалась, записывала всех, кто приходил на приём, приносила медицинские карточки, которые лежали на стеллажах. Когда пациентов не было, придумала себе дело: переписывать годы и даты рождения из всех карточек. Особенно меня интересовали карточки одноклассников.

Это было…такое ощущение, что я работала с архивными документами, это было так… трогательно! Когда у каждого из наших в классе я читала (пыталась) выписки из роддома, вес, рост… Оказывается, каждый!!!! Каждый сначала РОДИЛСЯ!!! Время на 7 лет «отмоталось» назад (осознание этого было чем-то на грани фантастики!) и мы все друг за другом в течении года появились на свет 1982-1983 гг.

Потом, прививки, кто когда начал ползать, ходить, говорить, кто чем болел…Оказывается, не я одна болела в детском саду! Просто мне всегда казалось, что дети в детском саду живут одной какой-то своей постоянной жизнью, а я болею, и всё время что-то пропускаю, выпадаю из процесса, поэтому никак не могу почувствовать себя там в своей тарелке.
И мы (мои одноклассники) все это прошли, прежде чем очутились сейчас в одном классе! Очутились вместе именно потому, что когда-то «вылупились» все в один год в роддоме!
И ещё: это было осознание каких-то причинно-следственных связей, хода истории, если хотите, того, что жизнь была И ДО НАС, и дети до сих пор каждый год рождаются ПОСЛЕ НАС!

В больнице ещё работала санитаркой девушка Таня. Рослая, с длинной косой и серьёзным не улыбчивым, с мужскими чертами лицом. Мы вместе с ней готовили в порошках аспирин или…не знаю что??? Завертывали его в бумагу-кальку, вместе готовили ватно-марлевые тампоны для пациентов. Таня не разговаривала почти совсем, позднее я узнала, что она…особенная. Но мне вполне с ней было комфортно, мы как-то по-тихому сработались.

На послеобеденные обходы тётя Шура меня не брала, но один раз… я её уговорила. На повестке дня было 2 пациента.
1-ая – Светлана Александровна, воспитательница из детского сада, недавно выписавшаяся из роддома со второй дочкой. Я стояла у порога, в комнату не заходила. Но! Это было так волшебно и удивительно! Краешком глаза увидеть, как недавно родившийся человечек весь в пелёнках-распошонках копошится весь такой маленький и беззащитный. И в этом доме, и в этой детской мама всегда при нём, и этот маленький раёк – здесь всё для него…! Потом, вы же все знаете, что дети дошкольники и школьники не верят, что воспитатели и учителя тоже люди. У них тоже есть дом, есть дети и быт, и огород, они тоже едят и ходят в туалет))))

2-ая пациентка – бабушка, не знаю, сколько ей было лет. Жила она одна в маленьком сереньком домишке. Была очень полная (может водянка?) страдала недержанием и, видимо, ещё и алкогольной зависимостью. Ну вот…, именно в этом месте, вместе с запахом из этой квартиры…УЛЕТУЧИЛАСЬ, ИСПАРИЛАСЬ ВСЯ МОЯ ЛЮБОВЬ, ИНТЕРЕС К МЕДИЦИНЕ И К ЭТОЙ ПРОФЕССИИ)))

Но! Прежде чем уйти, на правах ВИП-персоны, которая рука об руку с главным медикусом в селе была примерно где-то неделю или две, я таки выпросила шприцы! (иглы я нашла дома). И… о, ужас! Нет, о счастье! Куклы мои всё-таки дождались своего часа! Легендарная моя любимая Жанна сейчас здесь, в Чайковском. И дочь просто недоумевает над её во всех местах проткнутым задом (уж простите), а так же В ШОКЕ от того, как мама могла так жестоко издеваться над Жанной?

А для меня – это… обычное дело было! Ведь меня же протыкали иглами по 9 раз на дню! Я ж выдержала…!!! В этом месте я много думаю про маленькую жестокую Бэт Томас из США, лишённую всякого сострадания (известный ролик в ютубе
). Я вполне могу понять Мгера Мхасутдяна, который на допросе говорит, что он ничего такого не делал с ребёнком, чего не делали с ним. Учил как учили его…

Хорошо, что досталось только куклам)))

Сейчас, взрослая, я иногда ловлю в себе «отголоски детских игр» и несколько нездоровое желание «помочь вылечиться». Нет, не детям, а мужу))) Когда, например, он просит «закапать ему капли в глазик»)))) Он боится меня, моего сверкающего взгляда «из глубины времён», и обращается только в крайнем случае, если уж совсем никак не может сам себе помочь.

Это в общем, к вопросу о детской, а потом и взрослой жестокости. Это касается не только физического, но и психологического насилия, и в музыкальной педагогике в том числе. Всему есть причина, главное понять каждому самому про себя «откуда ноги растут», нужно ли это тебе в себе теперь? И тогда меняться уже осознанно и как тебе нужно.

Продолжение следует…

Attachments:
Last edit: 05 Nov 2019 23:29 by Губочкина Елена.

Please Log in or Create an account to join the conversation.

Time to create page: 0.369 seconds